Передплати журнал

Большой брат. В проекте Трудового кодекса есть неоднозначная норма о возможности “слежки” за сотрудником


В проекте Трудового кодекса Украины (далее — ТК), ожидающем второго чтения, присутствует “забавная” норма, которая позволяет работодателю следить за деятельностью сотрудников в рабочее время, в том числе и при помощи технических средств (ст.28 “Контроль за выполнением работниками трудовых обязанностей”).

Несмотря на то что в действующем Кодексе законов о труде Украины (КЗоТ) подобной нормы нет, на онлайн-вопрос БИЗНЕСа: “Сталкивались ли вы в своей практике с какими-либо вариантами слежения работодателя за наемным персоналом?” — более 80% респондентов ответили утвердительно.

“Вероятно, новая статья не окажет влияния на работу украинских HR-специалистов, так как она фактически просто легализует практику, которая существовала достаточно давно”, — подтверждает Галина Сербан, начальник отдела кадров Национальной службы доставки “Ин-Тайм” (г. Запорожье, грузовые перевозки, экспресс-доставка; с 2002 г.; 200 чел.).

Уже вчера

Действительно, сложно представить себе предприятие, руководитель которого не пытался бы постоянно следить за рабочим процессом и безгранично доверял каждому своему сотруднику.

Наталья Горбенко, начальник департамента управления персоналом ООО “Астелит” (г.Киев; мобильный оператор ТМ life:), с 2005 г.; более 1 тыс.чел.), поясняет:

“Смысл отношений работодателя и сотрудника сводится к тому, что обе стороны имеют определенные обязательства и определенные выгоды в процессе сотрудничества. Поэтому работодатель всегда следит за выполнением сотрудниками трудовых обязательств, а сотрудники ожидают того же от работодателя”.

Госпожа Сербан рассказывает, что и сейчас выполнение работниками их трудовых обязанностей постоянно контролируется: в одних компаниях это лишь формальность, в других надзор весьма жесткий и предполагает прослушивание телефонов, мониторинг почтовых сообщений, видеонаблюдение за производственными процессами и т.п.

“Последнее более характерно для высококонкурентных отраслей, так называемых “режимных” предприятий, а также обычных компаний с собственниками-параноиками”, — уточняет эксперт.

Наталья Зуб, начальник отдела HR и рекрутинга компании Innovecs (г.Киев; разработка программного обеспечения; с 2011 г.; 40 чел.), подчеркивает, что доверие к сотруднику очень важно, однако совсем уж пускать работу на самотек тоже нельзя: “Специалист должен понимать, что есть поставленная задача и есть окончательный срок сдачи проекта. Он прежде всего работает на результат, а не на время. Со своей стороны, мы стараемся дать человеку как можно больше свободы, ведь программирование сродни искусству: как художника нельзя запереть в комнате и заставить создавать шедевр, так и в сфере IT нельзя фиксировать каждое нажатие пальца на клавиши клавиатуры. Но в связи со спецификой деятельности все же существуют некоторые требования”.

По словам г-жи Зуб, в большинстве IT-компаний Украины достаточно давно используются технические средства, позволяющие контролировать работу сотрудников, — камеры слежения и “таймтрэкинг” (система учета рабочего времени). При этом сами специалисты относятся к этому спокойно.

Нередко инициатором установки камер в офисе выступает заказчик: иностранные клиенты, с которыми имеет дело компания, тоже желают наблюдать за рабочим процессом. А “таймтрэкинг”, по словам г-жи Зуб, является почти производственной необходимостью для компаний из IT-отрасли. Дело в том, что немало IT-специалистов предпочитают работать на условиях частичной занятости, и учет рабочего времени в этом случае — единственный способ корректного расчета заработной платы сотрудника.

“Некоторые компании применяют также программы слежения за компьютерами в локальной сети предприятия, которые контролируют содержимое буфера обмена и делают снимки экрана (скриншоты). К этим методам я отношусь с опаской — считаю их не совсем этичными по отношению к сотрудникам, поэтому мы не используем их”, — рассказывает эксперт.

Татьяна Никитович, руководитель рекрутингового агентства Smart Solutions, замечает, что к контролю прибегают не только украинские, но и некоторые международные компании — например, фармацевтические. Они активно отслеживают работу “полевых” сотрудников — медицинских представителей, менеджеров по работе с ключевыми клиентами и др.

Этому способствует и развитие технологий, в частности, возможности мобильных операторов, которые предоставляют услуги типа “маячок” или “навигатор” для отслеживания местонахождения и передвижения человека. Что касается международных логистических компаний, то в их складских помещениях нередко ведется постоянная видеозапись.

“В одной компании, работающей в сфере услуг, руководитель контролировал все мониторы сотрудников, дабы иметь представление, кто чем занят. В некоторых фирмах это происходит открыто, более того, сотрудники даже подписывают бумаги о том, что “они не против”. В иных случаях такой контроль неочевиден: создается, к примеру, закрытая служба, сотрудники которой производят слежение. Законно ли это? Не всегда. Но это не смущает работодателей”, — поясняет г-жа Никитович.

Вместе с тем, по ее словам, многие компании не прибегают к слежению за работой сотрудников, поскольку, во-первых, это весьма затратно и по времени, и по деньгам (потребуются специалисты, которые будут обрабатывать информацию), а во-вторых, неэтично по отношению к сотрудникам и явно не повышает доверие и лояльность с их стороны.

За гранью

Безусловно, пристальный контроль за сотрудниками практикуется в корпоративной жизни и в отсутствие соответствующих законодательных норм. Однако некоторая выгода (равно как и вред) в случае принятия ТК в нынешней его редакции все же предполагается.

“С точки зрения работодателя, пресловутая ст.28 ТК однозначно полезна, поскольку он сможет законно контролировать с помощью аудио- и видеозаписей выполнение сотрудниками трудовых обязанностей. В дальнейшем эти записи могут быть использованы в качестве доказательств в суде при увольнении сотрудника или для административного либо материального наказания”, — рассуждает Татьяна Серга, вице-президент — директор департамента персонала корпорации UBG (г.Киев; финансово-промышленный холдинг; с 2005 г.; 753 чел.).

Вместе с тем работник может счесть такое нововведение, как видеосъемка, негативным фактором, влекущим за собой снижение его трудоспособности.

Постоянный контроль будет формировать атмосферу тоталитаризма в трудовом коллективе. А это обусловит психологическое давление на сотрудника, что не соотвествует критериям нормальных и справедливых условий труда. К тому же законодатели не предлагают пока материальной компенсации сотруднику за подобное давление на него”, — подчеркивает эксперт.

По мнению г-жи Никитович, информация о возможном надзоре за работой может стать решающим фактором для специалиста, подумывающего о трудоустройстве в конкретную компанию (см. “Рекрутер — о мотивации”).

Впрочем, не все эксперты придерживаются мнения, что повсеместный контроль ухудшает лояльность сотрудников. “В целом, практика контроля ненова, но в современных реалиях, с изменением многих трудовых процессов, естественно, появляются новые инструменты. Вряд ли это повлияет на отношения работодателя и сотрудников, более того, в определенных отраслях при правильном использовании технические средства могут сделать эти отношения даже более прозрачными”, — считает г-жа Горбенко.

По мнению же Галины Сербан, если система мотивации работников в компании выстроена таким образом, что такая “пустяшная” норма законодательства может вывести ее из строя, предприятию надо срочно менять не только саму систему, но и весь штат HR-отдела.

Эксперт считает, что при грамотно разработанной мотивационной политике закрепление “слежки” в нормах ТК не окажет негативного влияния на рабочее настроение сотрудников. И даже если у них вдруг появятся вопросы, то достаточно будет провести беседу, в ходе которой разъяснить суть нововведений и их влияние (в данном случае, скорее, отсутствие влияния.Ред.) на дальнейшую деятельность каждого конкретного специалиста.

Книга отзывов

Наверняка, “эйчары” были бы более единодушны в своем мнении о “контролирующей” норме ТК, если бы проект закона четко устанавливал грань, которую работодатель не должен преступать.

Однако последний вариант документа содержит краткую и нечеткую оговорку, дескать, при осуществлении такого контроля не допускаются действия, унижающие честь и достоинство сотрудников или нарушающие другие их права. О том, какие конкретно действия находятся “за чертой”, авторы скромно умалчивают (см. “Юрист — о спецтехнике”).

“И действующий КЗоТ, и проект ТК четко устанавливают функцию работника — добросовестно выполнять свои должностные обязанности по трудовому договору. Ведение рабочей переписки, осуществление телефонных звонков со служебного телефона напрямую связаны с рабочим процессом, поэтому нет ничего предосудительного в том, что работодатель сможет этот процесс контролировать. В то же время такой надзор не должен выходить за рамки разумного”, — говорит Елена Перцова, адвокат АО “Адвокатская контора “Скляренко и партнеры”.

По ее словам, унизить честь и достоинство работника может, например, требование работодателя предъявить или переслать sms-сообщения, а также показать другие записи на личном мобильном телефоне работника.

То есть требовать разглашения информации, не связанной с рабочим процессом, работодатель не вправе. Незаконной, по мнению юриста, будет и установка любой спецтехники в помещениях, не связанных с рабочим процессом: комнатах отдыха, кухнях, уборных т.п.

Серьезные замечания к документу есть и у г-жи Серги: “К сожалению, упомянутая статья умалчивает о сборе и сохранении информации, полученной в ходе записи. Кроме того, не прописана мера ответственности за нарушение порядка хранения персональной информации или съемку без предупреждения”.

Выходом, по ее мнению, может быть разработка нормативного акта, который устанавливал бы процедуру назначения должностных лиц, ответственных за сохранение собранной информации в тайне.

Целесообразным было бы и создание независимых органов, гарантирующих контроль за процессом слежения, согласно требованиям Европейской конвенции о правах человека и международных правовых документов, касающихся сбора и защиты данных. 

Юрист — о спецтехнике

Елена Перцова, адвокат АО “Адвокатская контора “Скляренко и партнеры” (г.Киев; с 2011 г.; 6 чел.):

— Нынешняя редакция проекта ТК не содержит хотя бы минимального перечня технических средств, с помощью которых работодатель вправе контролировать своих работников. Можно лишь предположить, что речь идет о средствах видео- и аудиофиксации, например, привычных камерах видеонаблюдения.

В то же время нельзя гарантировать, что некоторые особо изобретательные работодатели не доведут ситуацию до абсурда, установив в кабинетах своих сотрудников спецтехнику наподобие так называемых “жучков”. Несмотря на то что такую аппаратуру можно запросто купить, ее использование разрешено лишь правоохранительным органам и только по предварительной санкции суда.

Во избежание подобных ситуаций законодателю следует установить четкий перечень техники, применение которой поможет легально следить за выполнением работниками их трудовых функций. Также целесообразно рассмотреть перечень случаев, в которых использование какой-либо техники может нарушить права работников.

Наличие в проекте ТК нечетких формулировок может привести к тому, что после принятия данного закона потребуются соответствующие разъяснения Конституционного Суда Украины.

Рекрутер — о мотивации

Татьяна Никитович, руководитель рекрутингового агентства Smart Solutions (г.Киев; с 2009 г.; 29 чел.):

— Как относятся к тотальному контролю сами сотрудники? Не видела еще никого, кому бы это понравилось. Например, кандидаты на вакансии в фармкомпании часто интересуются, не использует ли фирма GPS-маячки. И если ответ на их вопрос утвердительный, они часто снимают свою кандидатуру и предложения от такой компании не рассматривают.

Сотрудники, которые вынуждены работать в подобных условиях, со временем или привыкают, или находят способы выйти из-под такого контроля.

Например, для руководителя, который любил дистанционно “просматривать” мониторы подчиненных, сотрудники в один прекрасный день все одновременно запустили у себя на компьютерах порноролик.

О каких лояльности, доверии и мотивации может идти речь в таком случае? Страх мотивирует только в краткосрочной перспективе, но редко дает долгосрочные позитивные результаты.

Ксения Бородаченко www.business.ua