В бедных семьях деньги — у жены, в богатых — у мужа


Социологи решили выяснить, кто управляет финансами в семьях. Оказалось, что за последние 12 лет в этой сфере произошли существенные изменения. Модель равноправного управления семейным бюджетом обеими супругами больше не является главенствующей. Должность "министра финансов" могут занимать как муж, так и жена. Кто конкретно — зависит от нескольких важных факторов: уровня доходов семьи, наличия высшего образования у супругов, а также такого существенного момента — работает жена или является домохозяйкой.

 

Исследование на эту тему в России было впервые проведено социологами в ноябре 2011, а его результаты озвучены на очередной ежегодной конференции , организованной Высшей школой экономики. Интересно, что в конце 1990-х годов подобное исследование проводили британские эксперты, опросившие жителей четырех  городов. Выводы британцев гласили: почти 80 процентов семей предпочитают совместное управление финансами.

Спустя 12 лет результат значительно изменился: 45,6 процента заявили о равноправном участии в распределении семейного бюджета, 25 процентов набрала модель женского приоритета, 23 процента — мужского. Переход от "демократии" к "диктатуре" мужа или жены объясняется просто: слишком резко изменился уровень доходов в семьях. По словам автора исследования Диляры Ибрагимовой, доцента кафедры экономической социологии научно-исследовательского университета Высшей школы экономики, в 1990-е годы еще главенствовала система, характерная для большинства советских семей, когда супруги оба работали и получали примерно одинаковую зарплату. К тому же, в Советском Союзе неустанно декларировалось равенство полов, что также принесло свои результаты.

В 2000-е уже ни о каком равенстве речи не шло, во всяком случае финансовом. Изменились не только доходы мужчин и женщин, но также их статус по отношению к работе. Жены-домохозяйки перестали быть экзотикой, как в советское время. Неработающие мужья при успешных бизнес-леди также давно никого не удивляют. Соответственно, изменилось и управление финансовыми потоками. Причем в малообеспеченных семьях распределяют деньги, как правило, жены. Ну, а если бюджет контролирует муж, скорее всего, это будет семья с высоким уровнем доходов.

"Та или иная модель управления финансами зависит от стратегии выживания: если семья предпочитает сокращать расходы, значит, за деньги будет отвечать женщина, поскольку у них лучше получается экономить. А если приоритет у другой стратегии — поиск более высокооплачиваемой работы, дополнительного заработка — бюджет, наверняка, будет контролировать муж", — считает Диляра Ибрагимова. Но если у кого-то из супругов образование выше среднего, скорее всего, в их семье будет равноправное управление финансами. Впрочем, подобное характерно только для тех пар, где оба супруга работают. Если же жена домохозяйка, пусть и с несколькими высшими образованиями, в большинстве случаев ей придется просить деньги "на булавки" у семейного "министра финансов", причем иногда даже с подробным письменным обоснованием своих расходов. Если работает и соответственно, зарабатывает жена, а муж сидит дома, то и в распределении доходов он участия не принимает.

Если же оба супруга не работают, то за финансы опять же будет отвечать женщина. Но и совместное управление финансами далеко не всегда означает, что муж и жена имеют равное право голоса при распределении доходов. К примеру, британские социологи выяснили, что в семьях с так называемым общим финансовым пулом, когда все деньги складываются в одну "тумбочку", все-таки последнее слово чаще остается за кем-то одним. "Для этого они задавали три вопроса: кто несет ответственность за семейные траты, за кем остается последнее слово, если супруги расходятся в вопросе той или иной покупки, и кто является главой семьи", — объясняет Диляра Ибрагимова.

Интересно, что на вопрос о главе семьи ответы распределились следующим образом: 45 процентов ответили — оба, остальные — муж. Подчеркнем, что это в семьях с как бы равноправным управлением финансами. Кроме того, есть семьи и с независимым управлением финансами, когда супруги помимо отдельных доходов, имеют и различные друг от друга расходы. Таких семей четыре процента. Примерно столько же их и в Британии, где также проводились аналогичные исследования. И вообще, в стратегии управления семейными финансами мы идем примерно в том же русле, что и европейские семьи. Но вряд ли модель раздельных трат станет в ближайшее время главенствующей. Как показали опросы, удовлетворение от подобной стратеги испытывают гораздо меньше пар — в отличие от тех, кто все-таки распределяет свои доходы совместно.
https://www.missus.ru